Нравится
 Кавказская Албания    Арцах    Нахичеван    Лезгистан    Талышстан    Татастан

четверг, 8 марта 2012 г.

В вооруженных силах Азербайджана закавказские турки («азербайджанцы») не гибнут

5 марта в Бакинском госпитале министерства обороны Азербайджана скончался солдат Сафаралиев Надир Юнус оглу. Официальная причина смерти – острый лейкоз – онкологическое заболевание, возникающее в костном мозге в результате мутации стволовой клетки крови. Случай трагичный, конечно, и мы бы не обратились к нему, если бы не одно обстоятельство: «Острому лейкозу у молодых людей предшествуют сильный стресс, страх, сильное переохлаждение и недоедание. Нормальное питание, нормальные условия жизни уменьшают риск заболевания», - сообщила азербайджанской газете «Зеркал» врач Нигяр Ахмедбекова. А Тарана Гасанова, тоже врач, отметила, что для лечения этой болезни «требуются очень дорогие лекарства и наличие хороших и опытных врачей».

С хорошими и опытными врачами в Азербайджане, после изгнания оттуда армян и значительного количества русских, дела обстоят из рук вон плохо, а вот с финансированием вооруженных сил, в том числе и медицинской службы, у этой республики проблем, по идее, не должно было бы быть. В действительности, однако, это не так. Как отмечает та же газета «Зеркало», многие военные эксперты объясняют отсутствие должного медицинского обеспечения в вооруженных силах Азербайджана тем, что «родителям солдат приходится самим оплачивать лечение своих сыновей». В подтверждение этих слов можно вспомнить и случай с призванным в октябре прошлого года на действительную службу из Астаринского района глухонемого талышского мальчика Эхтияра Надирова. Начальник медпункта части, в которой служил глухонемой солдат, потребовал у его семьи денег для… транспортировки больного в госпиталь. «Он сказал нам, что у воинской части нет денег, чтобы отправить моего брата в госпиталь, и просил послать денег на дорожные расходы для Эхтияра», - рассказывал Эхтирам Надиров, брат больного Эхтияра.

11 февраля текущего года в военном госпитале министерства обороны Азербайджана скончался 19-летний солдат Новрузов Исмаил Алекбер оглу. Смерть призванного из Абшеронского района Баку И. Новрузова интересна тем, что умерший «от болезни» солдат успел прослужить в вооруженных силах Азербайджана всего восемнадцать дней. Вряд ли существует болезнь, которую невозможно распознать за три недели до смерти больного. Остается предположить, что родители И. Новрузова не нашли необходимую сумму, «требующуюся» для освобождения смертельно больного сына от воинской службы, или, что также подтверждается огромным количеством фактов, в вооруженных силах Азербайджана созданы условия, при которых здоровый молодой человек доводится до смерти в течение двух – трех недель.

Голод и недоедание в вооруженных силах Азербайджана существуют давно и уже приняли хронический характер. Известно, например, что во второй половине девяностых годов прошлого века азербайджанские аскеры периодически обращались к армянским бойцам с просьбой передать им еду. Наши мальчики отдавали им хлеб, тушенку и другие продукты питания в обмен на боеприпасы. В те годы многие наблюдатели, по аналогии с фронтами Первой Мировой войны говорили о «братании» на границе Азербайджана с Республикой Арцах. Тогда же в Азербайджане разразился грандиозный скандал, связанный со снабжением солдат камышовой цедрой вместо муки для хлеба. Сегодня «братания» на границе не наблюдается. Однако «натуральный обмен» прекратился не потому, что Азербайджан лучше стал кормить своих солдат – просто в этой республике лишают свободы на длительные сроки за любой контакт с армянами на границе. Перебежавший 23 января сего года на армянскую сторону, служивший в части поваром, бывший азербайджанский солдат Ахундзада Мамедбагир, рассказывает, как командир части заставлял его не докладывать продукты питания в обед, а предназначенное для солдат мясо и тушенку полностью забирал себе для перепродажи местным жителям.

Коррупция в вооруженных силах Азербайджана не только не изжита, но и выросла прямо пропорционально огромному военному бюджету (примерно три с половиной миллиарда долларов) этой республики. Достаточно напомнить, что в сейфе у убитого 11 февраля 2009 года командующего ВВС и ПВО Азербайджана генерал-лейтенанта Раиля Рзаева были обнаружены 200 тысяч евро, большое количество золотых слитков и ювелирных изделий, а также «большое количество» лекарственных препаратов. Сколько в сейфе было золота, не  сообщалось, было лишь сказано, что только накануне своей смерти он купил очередную партию ювелирных изделий на сумму 32 тысячи 600 долларов. Нетрудно также догадаться, что за «лекарственные препараты» хранил в своем сейфе генерал Рзаев. Во всяком случае, вряд ли ограбившие сейф сразу после убийства своего шефа помощник и адъютант польстились бы на таблетки от головной боли. Тем более, уже имея в кармане 200 тысяч евро, а также золото и ювелирные украшения. 

Царящие среди азербайджанских военнослужащих порядки, дикий разгул насилия на национальной и сексуальной почве, вынуждают нас сомневаться в правдивости официально озвучиваемых причинах потерь в силовых структурах этой республики. Так, 4 марта в Сураханском районе Баку был обнаружен труп 35-летнего офицера государственной пограничной службы Азербайджана Ильгара Гулузаде. Причина смерти молодого офицера все еще «неизвестна», но вот о волчьих нравах пограничной службы в Азербайджане известно всем.

Как сообщают СМИ Азербайджана, 5 мартав Тертерском районе подорвался на мине автомобиль-водовоз, в результате чего у сидящего за рулем солдата сверхсрочной службы Радуги Абдулрахманова оторвало обе ноги. Поверить в то, что мина была заложена на дороге и, по логике, ждала «своего часа», как минимум, 18 лет, может только больной потребитель азербайджанской информации. Интересно, что в том же районе за два дня до этого оторвало ногу азербайджанскому лейтенанту Гурбану Гусейнову. Стоит ли уточнять, что произошло это в результате подрыва мины? Так и подмывает добавить: «той же самой».

С начала текущего года, на седьмое марта, по нашим подсчетам, вооруженные силы Азербайджана потеряли убитыми 14 человек. Из них один был расстрелян сослуживцем, двое скончались «от болезни», один угорел от утечки бытового газа, четверо умерли в результате дорожно-транспортных происшествий, один – по неизвестной причине. За истекший период трое военнослужащих Азербайджана покончили с собой, не выдержав издевательств офицеров и сослуживцев. Еще два солдата – этнические лезгин и аварец – согласно сообщению пресс-службы министерства обороны Азербайджана, погибли в результате обстрела с армянской стороны 3 марта. Однако обнародованные причины гибели этих ребят вызывают вполне обоснованные сомнения не только у нас, но и у лезгинских и аварских общественных деятелей. 

В самом деле, трудно не обратить внимания на этнический состав погибших азербайджанских солдат: 6 лезгин, 3 талыша и 1 аварец. 10 из 14 смертей пришлись на долю коренных народов Азербайджана. При этом, напомним, еще один талыш перешел на армянскую сторону, а другой солдат талышской национальности, не выдержав унижений, расстрелял двоих сослуживцев, один из которых скончался на месте. Согласно статистике Азербайджана, количество закавказских турок («азербайджанцев») составляет в этой республике 93% от общего количества населения. Остальные семь процентов Баку милостиво «распределил» между лезгинами, талышами, аварцами и другими коренными народами Азербайджана. На этом фоне явно непропорционально высокая смертность среди призванных на военную службу представителей коренных народов не может не вызывать вопросов. Особенно на фоне растущего этнического самосознания представителей автохтонных народов Азербайджана. Остается напомнить, что лезгин Сеидали Шидалиев и аварец Вугар Дибиров были убиты спустя сутки после массовых протестных выступлений в населенном в основном лезгинами и татами Кубинском районе Азербайджана. 



Звериная сущность закавказских турчанок

Об этом проявлении невероятной, нечеловеческой жестокости закавказской турчанки известно давно: впервые об этом было написано в лондонской газете «The Times» 25 июня 1993 года. Автор статьи, Анатоль Левин, побывавший в Баку летом того же года, своими глазами увидел то, во что отказывался верить человеческий разум: возложенное на одной из могил Аллеи шехидов в Баку вырезанное и замаринованное человеческое сердце в банке из-под джема. Превращенное в символ человеконенавистничества закавказских турок сердце армянского воина.

Нам не раз приходилось писать, что бакинская Аллея шехидов возникла в Нагорном парке на месте захоронения убийц и насильников, погромщиков и каннибалов. В определенной степени аллея шехидов – огромный памятник этническому менталитету закавказских турок, веками героизирующих и прославляющих убийц и насильников в эпосах и преданиях, присказках и пословицах. Но почему-то мы предпочитаем не говорить о людях, породивших похороненных на Аллее шехидов чудовищ. Между тем, убийцы и людоеды не с Марса свалились на землю. Их породили родители, в свою очередь рожденные от особей, назвать которых людьми не поворачивается язык. Об одной из таких (рука отказывается писать «матерей») и хочется поведать сегодня. Это – Нурджахан Гусейнова, особь женского пола, самка, в 1974 году разродившаяся особью мужского пола, кровожадная тварь, много лет являющаяся символом турецкой матери.
В 1992 году она заставила своего трусливого выродка Эльхана записаться в вооруженные силы Азербайджана и принять участие в военной агрессии Азербайджана против Нагорно-Карабахской Республики. В октябре того же года Эльхан погиб в Кашатахском районе. Погиб, как этого не скрывала сама Нурджахан, от рук сослуживцев – закавказских турок. И тогда Нурджахан решила отомстить… армянам. Она записалась в бригаду полковника Сурета Гусейнова и отправилась на фронт. Не воевать, как можно было бы подумать, а искать возможности для отмщения. А также ублажать изголодавшихся по женскому телу азербайджанских аскяров, что, видимо, должно было прибавить им недостающего мужества.

Анатоль Левин, воспитанный англичанин, намекает на общедоступность Нурджахан следующими словами: «Гусейнова, хорошо сохранившаяся для своих лет женщина лет сорока, уверенная в силе своего обаяния. Темные волосы, уложенные по обе стороны военной фуражки, выкрашены в цвет блондинки».  Томас Гольц по прозвищу «Томми турок», принявший ислам и женившийся на турчанке пламенный певец вначале Народного фронта Азербайджана, а затем и Гейдара Алиева, обращает в своей книге внимание на то же самое: «Последний раз, когда я видел ее (Нурджахан Гусейнову), она была все еще очень привлекательная женщина, несмотря на сплошной ряд золотых зубов на верхней челюсти».

Но вернемся к «боевому пути» Нурджахан. В апреле 1993 года в распоряжении бригады С. Гусейнова оказались четверо армянских бойцов – один из которых был тяжело ранен, а трое – погибшие. И тогда наступил «звездный час» волчицы по имени Нурджахан. Она собственноручно вырезала из груди раненого армянина горячее сердце, после чего замариновала его, а затем приехала в Баку и 29 апреля 1993 года возложила банку с сердцем армянского воина на могилу похороненного в Аллее шехидов Эльхана. При этом распорядилась высечь на могиле своего выродка повествующую о ее «геройской мести» надпись.

Нельзя сказать, что этот ее поступок шокировал общественность Азербайджанской республики. Наоборот, азербайджанские турки с волнением и гордостью пересказывали друг другу эту историю. Рассказывает Анатоль Левин, не поверивший в «легенду» и решивший лично удостовериться в ее правдивости: «Могилу эту не так просто найти среди почти 1000 других могил на кладбище шехидов в азербайджанской столице, но солдаты из караула, очевидно переполненные гордостью этим примером национального духа, с радостью укажут посетителю правильное направление». Бакинцы, всего пару лет назад громившие дома беззащитных армян, убивавшие, насиловавшие и поедавшие плоть своих недавних учителей и врачей, строителей и инженеров, массово восхищались «мужественным» поступком своей соплеменницы. В Азербайджане детям, вместо колыбельных, напевали на ночь историю о «героизме» турчанки, вырезавшей сердце из груди умирающего армянина.

«Я сама вырезала сердце, - рассказывала она А. Левину, - «Сначала я думала отрезать ему голову, но мне не понравилось выражение лица армянина». «Она сама вырезала сердце армянину, - восторженно напевали своим засыпающим младенцам азербайджанские матери, - она – настоящий символ закавказской турчанки. Ей не понравилось выражение лица армянина».

Банка из-под джема с сердцем армянского воина простояла на Аллее шехидов вплоть до 1998 года, до тех самых пор, пока в Азербайджан не зачастили привлеченные запахом нефти многочисленные представители деловых кругов Запада. Символ ненависти азербайджанской матери мог отрицательно повлиять на изнеженные чувства европейцев, и это стало единственной причиной, из-за которой банку были вынуждены убрать. Как писала в 1998 году газета Los Angeles Times: «Но банку из-под джема с замаринованным сердцем армянского солдата, из чувства мести вырванном из груди армянского солдата матерью азербайджанского воина, по-тихому убрали с кладбища».

В этой, не вмещающейся в сознание человека истории, существует примечательный факт, о котором уже было сказано: сын Нурджахан погиб не от армянской пули. «Армян в то время нигде поблизости не было. Многие азербайджанцы не хотят рисковать своей жизнью за свою страну и люто ненавидят тех из нас, кто готовы сделать это в любую минуту», - рассказывала Нурджахан А. Левину. Что ж, ненависть в крови у закавказских турок, в том числе у существа, претендующего на звание патриота и матери. В отместку за своего убитого соплеменниками сына она вырезала сердце у армянина и возложила его на могиле сына, тем самым превратив гибель сына в патриотический бизнес. Проститутка по жизни, она не остановилась перед тем, чтобы проституировать памятью собственного выродка.

10 сентября 2010 года из армянского приграничья был выкраден Манвел Сарибекян, возвращающийся домой из леса, куда он ходил за дровами. Спустя месяц, вследствие посредничества России, останки Манвела были возвращены Армении. Как рассказывают родственники мальчика, «глаза Манвела были выколоты, губы сожжены, шея перерезана. Тело все в синяках, перебиты ноги». Все это, к сожалению, уже привычно. Редко кому из попавших в руки закавказских турок армян удавалось выжить. Или хотя бы умереть легкой смертью. Однако в случае с Манвелом Сарибекяном мы вновь столкнулись с рецидивом звериной сущности закавказских турок: у парня были вырезаны сердце и легкие.

У какой азербайджанской матери соплеменники убили сына? На какой очередной аллее шехидов, куда не ходят лощеные европейские охотники за нефтью, надо искать банку с сердцем Манвела Сарибекяна?




Нравится

Follow by Email